Verification: 7f2c860b9b6f6be8 Вкусы. Часть 3. Речь

Вкусы. Часть 3. Речь

Пост обновлен 16 сент. 2018 г.

«Когда я увидел, что этот парень помял мне крыло,

я сказал ему, чтобы он плодился и размножался.

Но только другими словами.» (Вуди Аллен)

До появления странных иностранных (праиндоевропейских по большей части) слов, существовал в нашем языке целый пласт обидных названий и определений. Эти выражения давно вышли из обихода, забылись, стёрлись из памяти, но не перестали быть весьма интересными в произношении и точными по сути.

Крепкие выражения, обозначающие умственное и физическое недоразвитие оппонента, различные части тела его, а также действия с этими частями производимые, как и сравнения с представителями животного мира и проч., проч. присутствовали в русской речи издревле.

На Руси обильная ругань всегда была признаком принадлежности скандалиста к низшему классу социума (как правило). Публично высказанные крепкие выражения не приветствовались никогда, а зачастую карались весьма жестоко.

В царствование Петра 1 за словеса срамные, сказанные принародно, можно было и плетей получить и жизни лишиться.

«Ежели кто другого не одумавшись с сердца, или опамятоваясь, бранными словами выбранит, оный перед судом у обиженного христианское прощение имеет и просит о прощении. И ежели гораздо жестоко бранил, то сверх того наказанием денежным и сносным заключением наказан будет… Ежели оный, который имеет просить о прощении, в том упрямитца, можно оного через потребные способы к тому принудить». Так грозил закон «Воинский Артикул» (статья 152), принятый Петром I в 1715 году.

Нетрудно догадаться - какие такие «потребные способы» принуждения тогда существовали – тюрьма или физическое публичное наказание. Думается, что не зря Пётр I так ратовал за свободу от ругательств. Он стремился сам и вёл свою державу к культуре, к образованию, к развитию. А матерная брань расценивалась им, как признак отсталости прежде всего.

Ещё более строгое наказание ждало богохульника. Тут можно было и жизни лишиться запросто. Отсекали или прожигали языки, не взирая на чины и звания. «Кто имя божие... и службу божию поносит, и ругается слову божию и святым таинствам... хотя сие в пианстве или трезвом уме учинится: тогда ему язык раскаленным железом прожжен, и потом отсечена голова да будет».

Позже, во времена Екатерины Великой, когда было проведено межевание земель и составлена подробная карта России, все имена собственные населённых пунктов заменили благозвучными. Представьте себе, что до этого момента встречались местности, имеющие непристойную лексику или матерные корни в названиях.

Поколение за поколением население воспитывалось в убеждении, что брань – это плохо, скверно, что это признак отсталости и показатель недостаточного владения русским языком. Русское дворянство особенно показательно в этом отношении. Какая уж тут брань, если вызов на дуэль можно было получить за фразу: «Да Вы, милостивый государь, мне в сыновья годитесь».

В наши дни прижигание языка и отсечение головы за сквернословие не практикуется. Иначе Россия давно бы стала страной безъязычных и безголовых. Но Статью 20.1 КоАП РФ никто не отменял. Лишь в некоторых арабских странах сохранились очень строгие законы на этот счет.

Учите русский язык! Он чрезвычайно богат и позволит вам точно и метко охарактеризовать собеседника, не прибегая к нецензурной брани. Например: баламошка – дурак, вертопрах – гуляка, курощуп – волокита, мамошка – публичная женщина, негораздок – недалёкий, шлында – тунеядец. Ну и так далее… Вместо обидной фразы собеседнику можно адресовать – «Ну и плутоват же ты, шельма!» Уверяю вас, это вызовет шок как минимум. «А вам, сударь, какая печаль?» - попробуйте так ответить на неудобный вопрос и посмотрите на реакцию.



И если ругань – это нечто среднее между дракой и бегством от драки, то и ругаться можно со вкусом.

  • Ж.I.R. project® | Глупоборцы© | Копирование без указания автора, источника и ссылки на оригинал (статьи, публикации или иного контента) запрещено. Защищено Законодательством РФ и США Об авторском праве в цифровую эпоху®